Теория архитектурного проектирования

Теория архитектурного проектированияЧто же касается искусства, то говорить или несложности этого занятия в XV в Италии по меньшей мере абсурдно. Создается впечатление, что великие владели каким то чудодейственным секрет утраченным или забытым со временем.

Если у для современной архитектуры так важны правильные отношения с наукой и техникой, наверное у безынтересно понять, как они складывались прошлом.

При всей изученности многообразного Леона Альберти в его жизни и творчестве остается много непонятного и даже правдоподобного.

Такие люди опрокидывай привычные представления о пределе человеческих возможностей. Говоря о гениальности Альберти, большинство исследователей фактически обходят молчание приемы и методы его творчества.

Освободивши же от гипноза слова «гениальность», мы непременно почувствуем необходимость более доказательных объяснений его универсальной образованности, выдающихся научных и художественных достижений, удивительных поступков и трудолюбия, похожего на одержимость.

Перед нами сразу же возникает ряд недуманных вопросов. Например, как объяснить ослабевшую потребность к сочинению тракта.

Какой смысл они имели для Альберти и что находили в них читатели? Как удавалось ему преуспевать во многих и самых разнообразных занятиях?

Откуда эта легкость перехода от науки к искусству и от теории к полезным изобретениям?

Трактат «О зодчестве» самое прославленное сочинение Альберти.

Его охотно изучают даже тогда, когда изменяются архитектурные формы и способы строительства. По мнению большинства исследователей, главная ценность трактата в теоретических выводах.

Но то, что сегодня называют чистой теорией, незначительно по объему и довольно нерегулярно распределено по отдельным книгам и главам.

Лучшему комментатору архитектурного трактата Альберти В. П. Зубову пришлось проводить сложные исследования текста, напоминающие дешифровку, чтобы объяснить архитектурные симпатии автора. В противоположность Альберти, Палладии совсем немногословен.

Его теория увлекательная и богатая в постройках и чертежах. Она открывается тем, кто умеет читать композицию.

У Альберти, напротив, нет ни одного рисунка. В чем же неослабевающая притягательная сила его трактата.

Комментарии запрещены.