Фигура и ее функции

Фигура и ее функцииПравильно, в соответствии с назначением, установить место отдельной части в фигуре значит взять ее в отношении к целому и к другим частям. Новичков всегда озадачивал знаменитый совет Чистякова «рисуешь глаз, смотри на ухо». Или рисуя голову, видеть пятку.

В четвертой главе пятой книги Альберти без каких либо объяснений приводятся странные обычаи древних: в святилище Паллады в Афинах нельзя вносить плющ; в храме фавна нельзя даже и упоминать о вине; храм Януса не открывался в дни мира... и др. В то время все это никому не казалось странным, как и привычка смотреть на интересующий предмет исподволь, между прочим.

Зачем Альберти вспомнил эти обычаи?

Может быть здесь есть намек на какой то утерянный закон классического искусства? Чтобы увидеть и похоже нарисовать натуру, нужно отвлечься, притвориться, что смотришь мимо.

Допустим вы рисуете человека на фоне портика.

Фигура не дается. Вы не можете правильно схватить «очертания».

Попытайтесь посмотреть насквозь на ту часть здания, которую она загораживает, и вы обязательно увидите и ее форму, и правильные пропорции, конечно при условии остро почувствованной и соблюденной закономерности перспективы.

Точно так же, говоря о театре и о палестрах, Альберти как бы примеряет их к городу берет в отношении к фону. А от рассматривания отношениями один шаг до гармонического пропорционирования.

Особенно охотно Альберти рассказывает, как класть стены, устраивать полы, выводить своды, как разбивать на земле планы храмов и как строить ионическую капитель.

Художников его времени очень интересовало как устроено то, что они изображают. У Чистякова на этот случай есть правило: для изображения формы должен быть найден остроумный прием.

Например, он посылал своих учеников посмотреть, как вставлен глазок у Веронезе. А Вазари рассказывает, какое восхищение вызвал у знатоков придуманный Боттичелли новый способ изображения ступни.

Комментарии запрещены.