Наследие мастера

Наследие мастераНаследие мастера поражает широтой замыслов и многообразием их воплощения. Шехтеля как будто обуревает нетерпение, творческая лихорадка. Кажется, он жаждет только открытий и в них находит удовлетворение.

Слово «открытие» не является преувеличением.

Годы творческой вкладное искусство, живопись, графика, театральная декорация. В этом видится широта и всепроникающий характер нового художественного движения с момента его зарождения, равно как и национальное своеобразие становления модерна в России, обращенного в основном к народным истокам.

Первые сооружения, создание которых делает Шехтеля мастером и признанным главой московского модерна, были спроектированы им в 1890е годы. Это так называемые «готические» особняки Морозовой (1893, работы по внутренней отделке продолжались до 1898 г.), усадьба Морозова в Одинцове Архангельском (1892), дача Морозовых в Петровском парке (1895), собственный дом в Ермолаевском пер. (1896) и особняк Кузнецовых (1897).

Более ранние работы (1880 начала 1890 гг.) еще вполне традиционны и выдержаны в духе позднего этапа эклектики.

Необычность и своеобразие «готики» модерна хорошо чувствовали ее современники. В отличие от «готики» периода эклектики, собственно «готические» формы утратили здесь значение стилеобразующих, так же, как утратили роль гармонизующего начала регулярность линейно развивающихся композиций и осевая симметрия.

Их заменяют непосредственно взаимодействующие друг с другом основные элементы композиции. Это сложно развивающаяся объемная композиция, сопоставление ее элементов, ритмов и формы оконных проемов.

Иными словами, несмотря на изобразительность облика зданий, вызывающих ассоциации с готикой (наиболее очевидны они в особняке Морозовой), последняя не более, чем привычные для его современников мотивы декора.

Комментарии запрещены.